-
Поділіться з друзями! 
slogan
ще 4 радіостанції
Як слухати радіо онлайн
Зараз в ефірі (що звучало раніше)

Алексей Белов: Рок после 50-ти существует!

24.05.2013   1510

27 апреля на праздновании открытия байкерского сезона в Киеве выступила группа Gorky Park. После концерта нам удалось взять эксклюзивное интервью у Алексея Белова, гитариста и вокалиста группы, человека, благодаря которому Парк Горького до сих пор существует.

- Здравствуйте, Алексей. Прежде всего, как вы себя чувствуете? Несколько недель тому назад была новость о вашей болезни.

- Это был неудачный инцидент. Мы с дочкой отравились, апельсин какой-то съели. Ее первой начало тошнить, а потом меня. Я решил промыть себе желудок и в результате что-то порвалось внутри, пошла кровь. Но, слава Богу, починили меня быстро. Благодаря жене, кстати. Я хотел спать, никуда не хотел ехать. А она меня заставила сесть в машину, привезла в больницу. Сделали миниоперацию, склеили там что-то и я полежал 10 дней. Такое хорошее время было. Я читал много, сейчас же такое время, не почитаешь много. Отоспался. У меня кашель прошел. Видимо, надо было.

- Кстати, об Ольге. Вы недавно выпустили совместный альбом. И Ольгу как рок-певицу очень любят слушатели Radio ROKS. Но недавно она спела на концерте «Шансон Года».

- Да, Ольгу пригласили туда исполнить рок–номер. Это называется «рок-гость». Она настояла, что б песня была роковая. Ну конечно, все кто там был, сказали, что она «белая ворона». Но это не важно. Я был там и мне все это казалось очень забавным. Но очень важно, чтобы люди в эфирном пространстве ее видели. Поэтому мы используем любое эфирное пространство. Ведь Ольга не звучит, как шансон. Она звучит, как она. Сейчас вот ее позвали в проект «Две звезды» на Первом Канале. Она сама себе выбрала партнера. Это Глеб Матвийчук, он из театра Моссовета. Он пел в опере «Иисус Христос Суперзвезда». У него мощный голос такой, они там и Skyfall, и Led Zeppelin пели, ту же Кукушку, пели песни с последнего альбома Ольги. Они экспериментируют. Слава Богу, что есть это пространство.

- Вы проект Ольги собираетесь развивать, как рок-проект? Или он будет всенаправленный?

- Я думаю, мы будем ее развивать как широкий рок-проект. Угодить всем нельзя. Дело в том, что я вырос на музыке Queen, Pink Floyd. И Queen, например, что хотели, то и делали. Они могли в стиле диксиленд спеть или полукантри какое-то, могли мягкие баллады, оперу прямо пели и мне очень нравилась это разнообразность. И мне бы хотелось, чтоб Ольга звучала широко! Ей потрясающе удаются акустические вещи, когда концерт идет живьем. Либо под фортепиано, либо просто под гитары. Она вдруг начинает драматургически выкручивать кишки у публики. У нас есть такой певец Лепс. Когда его Пугачева спросила, с кем бы он хотел петь, он ответил, что хотел бы с Кормухиной, но он ее боится. Очень важно, что б формат не съел человека. Ольгу позвала к себе на концерт Елена Образцова, оперная певица, и Ольга пела там Spirituels. Сама сидела за роялем и пела. Но главное направление для нее - это рок. И у нас есть далеко идущие планы, но я о них не буду говорить. Вот когда все случится, то расскажу.

- Ольга будет с вами на концерте группы Gorky Park в Киев в октябре?
 
- Нет, не будет. 
 
- Но она же пела с Парком?
 
- Нет, не пела. Мы ездили более камерным составом. Как сегодня. Обзывают нас «Алексей Белов и Ян Яненков – музыканты группы Gorky Park».
 
- А вы еще, кажется, были «Парком Белова»?
 
- Под этим название мы ни одного концерта не дали. Это нас так народ окрестил, и это название попало в Википедию.
 
- А как закончилась история с правами на имя группы? Они были у Стаса Намина?
 
- Нет, у Стаса их никогда не было. Стас просто жульничал. Дело в том, что существует закон о том, что имя защищено с тех пор, как появляется упоминание о первом выступлении группы, а первые упоминания были в 1987 году, потом альбом вышел в 1989. А Стас только в 1994 году зарегистрировал значок. И как зарегистрировал, так и потерял его. Давай я сейчас тихонько зарегистрирую имя «Led Zeppelin», как-то хитро. Всякий может, и что?
 
- У Ольги альбом вышел в прошлом году, у Парка крайний студийный альбом вышел 15 лет тому назад. Материала же хватает? Когда же выйдет альбом Gorky Park и каким он будет?
 
- Дело в том, что как только Парк разбежался, я хотел собрать молодой состав. У меня были люди интересные. И там был один парень, на которого я возлагал большие надежды. Он был внешне похож на Курта Кобейна, а голос у него был похож на Брайана Адамса. Я написал сразу около 10-ти песен, а у парня не хватило психологической выдержки. И не получилось. Потом я писал музыку для кино, потом мы начали выступать с Яном. И первый раз мы воссоединились в 1998 году на Красной Площади и тогда появились какие-то надежды на то, что нам удастся что-то сделать, а потом грохнул кризис и тур, который планировался, не получился. Потом прошло время и в прошлом году мы сделали юбилейный концерт и у меня были большие надежды по поводу этого концерта, потому что многие опять начали говорить о туре. Уже после этого концерта и нескольких закрытых выступлений я понял, что мне нужно искать ресурсы для того, чтобы начать делать новую музыку. Накопилось очень много идей. Часть этого потенциала вылилась в Ольгином альбоме и нам было настолько интересно записывать альбом, что нам пришлось себя тормознуть. На альбоме 18 произведений и несколько осталось за бортом, потому что нужно было уже выпускать альбом. Мне хочется опять нырнуть и уйти в этот творческий процесс и наконец-то сделать альбом Парка Горького. Только я пока не могу сказать, кто будет основным вокалистом.  
 
- Вы или Александр (Маршал)?
 
- Нет, не в этом дело. Я, может, спою песни одну или две. Мне не хочется тянуть на себя одеяло. Это вызывает негативные тенденции извне. Это уже было.
 
- Но, по большому, счету группа держится на вас. Вы были с группой с самого первого дня.
 
- Держится, это так. Но хочется привлечь молодую кровь. Я хочу, что бы это звучало фантастически сильно, с точки зрения вокала. Потому что музыки много и она современная. И я себя заставляю жить в русле того, что происходит сегодня и всегда заставлял. Собственно и парковские альбомы менялись. Они были не все в одном ключе. И сейчас мне хочется сделать современный рок, но очень важно, что б тот, кто будет исполнять, горел, как огонь. Это все очень не просто.
 
- Я так понимаю, что вы сейчас в музыке делаете большую ставку на духовность, чем это было 25 лет тому назад.
 
- У нас получилось так, что это было подсознательно, но всегда было. Мы, когда записали первое демо и подписали контракт с «PolyGram», когда приехали в Америку и стали записывать с продюсером «Aerosmith» первые 5 песен, а это почти половина альбома, он спросил: «А почему вы не хотите записывать эту песню?». Мы отвечали, что она похожа на Van Halen, а мы не хотим быть на них похожи. «А почему вы вот эту не хотите записывать?» - она похожа на Whitesnake, а мы не хотим быть на них похожи. Он говорит, так это же хорошо. Мы говорим – нет, мы хотим звучать так, как мы хотим. И мы за короткое время сочинили и сделали аранжировки для 8-ми новых песен. За 11 дней. Сейчас такое невозможно. И годы спустя я проанализировал и понял, что много духа вошло с этими песнями. Стихи были потрясающими! И ушел весь секс. У нас было очень много секса в демо, которое мы писали в Москве. А в итоге, осталась тематика важная человеческая. Нам огромное количество писем приходило со всего мира. Особенно по поводу песни «Try to Find Me». Люди писали: «Благодарю вас, она помогла мне не закончить жизнь самоубийством!». И вот с этого момента мы это подхватили, и это присутствовало на всех альбомах. Были, конечно, и типичные рок баллады, но были и такие песни как «City Of Pain», «Don’t Pull The Trigger», «Tomorrow». И дальше пошло. Я стихи писал и тогда я еще был не воцерковленным человеком. Как мне Господь дал такие стихи? Это же про лукавого все написано. Третий альбом, он весь изобиловал вот этой тематикой. «Stop the World I Want to Get Off», «California Promises», «Don't Make Me Stay». Они все очень духовные. Другое дело, что когда я пришел в храм и испытал на себе вещи несоизмеримые и попал к старцу, благодаря Ольге, я ему задал очень важные вопросы. Первый вопрос - угодно ли богу мое ремесло? Он сказал: «Угодно-угодно». Это великий старец, он как Серафим Саровский. К нему полмира съезжалось. Он подтвердил то, что я чувствовал до этого. Я понимал, что музыка, как топор. Ею можно дом построить, а можно и череп проломить. Ты выбираешь, что делать. В этом смысле, ничего не изменилось. Это просто было подтверждением. И конечно, когда человек приходит к Богу и находится в лоне церкви, ему легче избегать каких-то неправильных вещей. Легче не делать глупостей. Не делать больно кому-то. Мы же спонтанно и легко можем обидеть кого-то.
 
- После реюниона много разговоров, но насколько я понимаю, это ваша личная мечта собрать основной состав в кучу. Например, с Александром (Маршалом) у вас хорошие отношения и это просто?
 
- У нас хорошие отношения, но это не просто.
 
- А вот с Николаем (Носковым) сложнее…
 
- И с Колей хорошие отношения, но это еще сложнее.
 
- А вы себе представляете примерно, когда новый альбом?
 
- Это зависит не от меня. Это зависит от воли свыше. Если бы возможность появилась, я бы за несколько месяцев записал бы альбом. В буквальном смысле слова нырнул бы в студию. Так раньше было. Но сейчас группа не может себе этого позволить. У группы была своя собственная студия в Лос-Анджелесе. Мы там репетировали и записывались, а сводились в другом месте. А сейчас у каждого своя жизнь. И я абсолютно не знаю, а только примерно могу догадываться, чем живет тот или иной человек. Почему я и сказал, что я не против, чтобы еще какой-то человек появился в группе. Новая кровь. Чтобы появилось новое дыхание.
 
- А (Александр) Львов будет осенью? Будет полный реюнион? Полностью оригинальный состав?
 
- Да. Не уверен, будет ли Коля, но мне кажется, что будет. Потому что как только мы дали согласие киевскому Дворцу Спорта, мне тут же позвонили и попросили сделать концерт в Крокус Сити Холле, в Москве.
 
- Хороший был концерт в Крокусе.
 
- Очень хороший. Мы сняли весь концерт и записали. В интернете вы можете увидеть запись с телефонов публики.  Конечно, это совсем не то. Там большой очень зал. И много было всякого продакшна, поэтому телефон этого не передаст.
 
- Представляете себе, когда выйдет? Планируете выпускать в DVD-формате?
 
- Я думаю, что мы попытаемся сначала показать на каком-то канале, ну и DVD – обязательно. Постараемся в июне.
 
- Ведущему нашего утреннего шоу [КАМТУГЕЗА] Сергею Кузину скоро исполняется 50 лет. Из них 30 он поет рок и играет на гитаре, но вот только сейчас решился собрать живой состав и готовит свой первый сольный концерт. Что бы вы посоветовали человеку, который в 50 лет решил начать карьеру рок-музыканта.
 
- Что бы он ее играл, как будто ему 20 и не чувствовал, что ему 50 лет. Я когда на сцене, я не чувствую возраста. Я чувствую себя таким же, как и 30 лет тому назад. Очень важно не думать о возрасте. Огромное количество людей не думают об этом. Вот группа Rolling Stones - им по 70 и столько энергии. Чаку Берри – 86 лет!
 
- Но это люди, которые начали играть в 17! А Кузин только начинает карьеру.
 
- Ну, помоги ему, Господи. Если у него все сложится, то он будет ярким примером того, что возраст - это не безнадежное дело. Я знаю многих людей, которым хочется музицировать в этом возрасте, а они теряются, стесняются, боятся.
 
- Вот вы сказали, что нужно делать в 50 лет, что играть рок – это хорошо. А что делать ни в коем случае не нужно? Исходя из вашего опыта, чего нужно даже не пробовать?
 
- Избегать всяких атавизмов, которые приходят с этим жанром: наркотики, девушки, алкоголь. Этого всего нужно избегать, потому что музыка быстро очень закончится, особенно в таком возрасте.
 
- Кузин завязал с алкоголем в 1995 году.
 
- Вот пусть и не начинает! И очень важно стараться не угождать никому. Делать то, что сердце подсказывает. Ни в коем случае не стараться вычленить какую-то конъюнктуру. Надо, чтобы музыка, которую мы исполняем, шла из сердца и летела, как лавина. Это единственный правильный способ. Когда начинают что-то ковырять, из пальца высасывать, придумывать структуру какую-то, тогда все, до свиданья. Надо, чтобы жизнь была в каждом аккорде, в каждом слове. Люди это будут чувствовать. Людей не обманешь. Было столько проектов, по миллиону долларов вкладывали. А в нас рекорд-компания вложила всего 300 тысяч долларов. И все. А потом все возвращалось. А вот те миллионы, даже десятки миллионов вложенных – все это исчезало неизвестно куда. Потому что правды не было. Нужна правда. 
 
- А почему Парк уехал из Америки?
 
- Ну, Александр Львов и наш звукорежиссер Сережа Соловьев до сих пор там живут. Я, когда первый раз в 1998 году попал в храм, то после первой исповеди и первого причастия у меня случился водораздел мощный. Переворот внутренний. Я почувствовал такие вещи, которые я никогда и нигде не чувствовал, даже перед стотысячной толпой. Все стало маленьким, даже Америка стала маленькой. Когда-то это было все! Мы были в Советском Союзе и все, что было за железным занавесом – это предел мечты. А мы стали рок-звездами и у нас была такая эйфория. Это как ребенку, который никогда не видел игрушек - все игрушки горой! И инструменты любые, какие хочешь, в любом количестве и бесплатно, горы аппаратуры, гастроли. И был концерт, когда для нас публику разогревал Red Hot Chili Peppers, это было в Дании на фестивале в 90-том году. Их просто там никто не знал тогда. Это в Америке они уже были более-менее известны. И все это померкло в один момент, по сравнению с тем, что я ощутил во время причастия. Я никогда такого не ощущал, может лишь однажды, когда был 5-ти летним ребенком. Я был до краев наполнен счастьем, я улыбался,  и мне казалось, что в меня тысячу звезд влетело. Но тогда я еще не уехал. Мы тогда еще жили в Америке. Я просто стал чаще приезжать. И вот когда я встретил Ольгу, и мне очень захотелось увидеть настоящего старца, настоящего святого человека. А я видел много разных людей. Мы дружили с Френком Заппой, у того же Бон Джови ночевали три дня дома. Мы дружили и работали со многими известными людьми. Даже президент Америки руки нам жал, но никто из этих людей не показал мне, кем может быть человек. Я видел много известных людей, и даже более несчастных людей, но они ничем не отличались, несмотря на всю популярность и богатство. А когда я увидел старца, то я увидел, каким может быть человек в этой жизни. Какую власть дал человеку Бог. Если все президенты всего мира соберутся, то одной миллионной доли этой власти не будет. Этот старец мог молитвой изменить судьбу человека. Он мог пропавшего человека из ада вытянуть молитвой своей. Я столько всего нагляделся, будучи рядом с ним, я пересказать вам всего не могу. Но одно могу сказать – Америка стала микроскопической после этого. Мне очень захотелось жить в России, мне захотелось жить там, где рождаются такие люди. И сейчас я встречаю таких святых людей. Они ходят среди нас, просто мы их не видим. 
Музыка - ведь это дух, прежде всего. Ее нельзя просто сделать на компьютере. Ну, может можно ремиксы какие-то… И то нужно иметь чувство. Ничего не сделаешь просто так. А песню хорошую просто так не напишешь и не исполнишь. Это все дух. И поэтому теперь мне захотелось тут жить. Я бежал не от русской духовности, я бежал от совка. От Брежнева и от всей этой лениниады. И сердцем я всегда любил Россию. Я ненавидел совок за лицемерие. Говорили одно, а жили и делали по-другому. А потом, когда я уже пришел к вере, я узнал, что это чистый сатанизм. Сколько было убито людей ради этих паршивых догм.
 
- А музыка этому помогает?
 
- Помогает. Потому что в роке есть правда. И в России людям очень важны слова. У нас много популярных есть артистов, например, Шевчук, у которых слово на первом месте. И мне хотелось бы записать альбом сейчас. Это мы и с Ольгой сделали. В ее альбоме мощная музыка соединится с мощным словом. Это все маленькие крупицы в культуре нашей страны.
 
- Gorky Park - англоязычная группа, а новый альбом вы планируете писать русскоязычным?
 
- Мне бы хотелось смешанный сделать альбом. Но сделать упор на русский язык. Очень мало хорошей музыки на русском языке. И мне бы хотелось, что б она была. Эти же песни мы можем легко перепеть на английском. И у меня есть целый альбом мощной музыки на русском языке.
 
- А сольники не планируете?
 
- У меня всегда была эта дилемма. Дело в том, что когда Gorky Park образовался, то ко мне подошел вице-президент одной рекординговой компании, они выпускали в то время очень популярную музыку new age, и он предложил мне выпустить мой альбом. У меня был шок. New age – вообще другая музыка, ладовая, медитативная. Я спросил, а какое я имею отношения к этой музыке и мне ответили, что им просто хочется. Играй, что хочешь, мы просто выпустим. Я понял, что он видел в этом некую коммерческую жилку. Типа: вот группа русская, а вот еще из группы сольный проект. Компания эта была маленькая, но они продавали много пластинок. И сразу передо мной встала дилемма. Плохо я делать ничего не хочу, но если я сделаю хорошо этот альбом, то это оторвет что-то от Парка. Время, внимание. Мне ведь приходилось большую часть музыки писать. Я отказался. И каждый раз, когда мне это предлагают, эта дилемма вновь передо мной встает. Ведь и сейчас мне приходится делать все для Парка. Как я могу вот сейчас все отложить и сделать свой сольный альбом? Ведь это может быть и музыкой Парка.
 
- Спасибо за беседу!
 
- На здоровье. Это очень здорово, что у вас есть такая мощная всеукраинская рок-радиостанция. В России с этим все гораздо хуже - существует только пару локальных станций и они не всегда играют правильную музыку.

Поділіться цим дописом з друзями!

Radio ROKS в мобільному

Рок-цитата наступна

Наша справа – це постійне навантаження. Важкий рок робити важко! Ritchie Blackmore Deep Purple

Добро робити легко!

Допомагаємо дітям разом